• +7 (495) 911-01-26
  • Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Хранить чувство правды
в сердце...

Интервью Николая Бурляева
порталу «Наука и религия»

Веру оценить
трудно...

Интервью митрополита
Калужского и Боровского Климента
порталу «Наука и религия»

Дисциплина –
мать победы

Интервью Александра Карелина
порталу «Наука и религия»

Надо верить
в свой народ...

Интервью Якова Кедми
порталу «Наука и религия»

Я был уверен,
ещё не прочитав
Евангелия...

Интервью Сергея Михеева
порталу «Наука и религия»

Тайна смерти Василия Буслаева

Тайна смерти Василия Буслаева

Исторические сюжеты, названия, судьбы – всё это образует причудливый узор русских былин,

всматриваясь в который мы приобщаемся к подвигам предков, их силе, весёлой отваге, неординарности. Раскрывая один смысловой слой за другим, мы обнаруживаем порой самые неожиданные детали и приметы!

С былинами – русскими эпическими песнями о героических событиях и славных богатырских подвигах наших далёких предков XI–XVI веков – многие знакомы с детства. Любимые нами богатыри отмечены невероятной силой, юмором, находчивостью, храбростью и жертвенностью во имя веры, Отечества и ближних. Некоторые из них в наши дни считаются реальными историческими лицами. Как, например, Василий Буслаев – новгородский герой, который упоминается во многих эпических сюжетах, включая даже скандинавские саги и хроники XI–XII веков.

Датский летописец Саксон Грамматик именует его русским (рутенским) князем Боусом, исландские предания – потомком новгородских конунгов, под видом викинга Боси, воспитанника колдуньи Буслы. Многие его подвиги связаны с Русью и Финляндией, и особенно с Приуральем. По датским летописям он воюет с данами и шведами за Финляндию, побеждает врагов, но оказывается смертельно ранен. Товарищи относят его на щитах домой, где вскоре он умирает от ран. В песнях скандинавов он совершает ряд путешествий в Великую Пермь (Биармаленд), в районе реки Северная Двина (Вина) грабит несколько раз местные святилища, женится на дочери местного конунга, а в конце повествования становится правителем Биармаленда. Эти события очень сильно перекликаются с нашими былинами.

В русских землях и Польше имя Буслай, Богуслав, Буеслав было распространённым. До середины XIX века в России даже сохранялось прозвище «буслай» («гуляка»). А вот имя Бусла у скандинавов встречается только в саге и никак не объясняется. В связи с этим литературовед В. А. Брим указал, что русские былины повлияли на исландский сюжет «Боси-саги». Контакты со Скандинавией были очень широкими, особенно по торговой, военной и брачной части. По предположению историка С. В. Алексеева, датские летописцы могли узнать о Боусе от Софии Датской (ок. 1141–1198) – минской княжны, ставшей королевой Дании. Но могли быть и другие источники, например, её муж – датский король Вальдемар I Великий, сын киевской княжны Ингеборги Мстиславовны.

Согласно русским былинам, богатырь Василий – это сын новгородского посадника или князя Буслая. Его рождение предсказала «бабища матёрища», объявившая, что он будет неуязвим на войне. В былинах он бесшабашный молодец, удалой, буйный. Он силён и неудержим с детства, в играх бьётся всерьёз и калечит своих соперников, а возмужав – буйствует на пирах, во главе своей дружины участвует в кулачных боях с новгородскими мужиками, где убивает своего крёстного, который пришёл его остановить. Настроив против себя большинство новгородцев, он собирает дружину из таких же сорвиголов, как он, и отправляется в военные походы. Однажды осознав тяжесть своих преступлений, Василий отправляется замаливать грехи в Иерусалим. Паломничество по Святым местам не смиряет героя, и вскоре он погибает самым нелепым образом от своей безудержной удали. По сюжетам одних сказаний, события разворачиваются в Иерусалиме – на горе Фавор (Сион, Сорочинские горы), других – уже на Руси, на обратном пути в Новгород.

Взойдя на вершину горы, Василий с товарищами находит богатырскую могилу и истлевшие кости витязя, он ведёт с черепом беседу, насмехается над усопшим и пренебрегает надписью на могильном камне, предупреждающей не прыгать вдоль него. Пытаясь показать перед всеми свою силу и ловкость, он прыгает поперёк камня, затем вдоль него – и разбивается. По другой, менее известной версии, Василий прыгает со скалы на корабль, но во время приземления оступается и разбивается у самого борта. Аналогичные сюжеты встречаются в скандинавских сагах.

Поскольку исследователи считают былины первоисточником, то мы отталкиваемся от них. В Никоновской летописи середины XVI века под 1171 годом упомянуто: «Того же лета преставился в Новгороде посадник Васька Буславич».

Произошло это во время похода в Югру – так в XII–XIV веках называли земли за рекой Печорой, от её берегов до западных границ Северного Урала, и далее побережье Северного Ледовитого океана от пролива Югорский Шар до устья реки Таз. На этих землях по обе стороны от Уральских гор проживали племена печёра (сиртя, сихиртя), самоядь (ненцы), югра (ханты и манси). Югорская земля считалась вотчиной Великого Новгорода, в ней собирали дань пушниной, моржовой костью, ворванью, рыбой, кожами морского зверя и пр. Проникать сюда новгородцы могли по реке Печоре и её притокам. Двигаясь к истокам реки, можно было перейти Урал. Или двигаться берегом моря, по Обской губе, и далее по рекам. В летописях за XII век указывается два похода на Югру в течение десяти лет, и последний был крайне неудачным, поскольку местные манси оказывали серьёзное сопротивление. Вероятно, это были самые крупные походы за данью, о которых сообщили летописи.

Но как соотнести между собой две разные версии – Иерусалим и Югру? Возможно, речь идёт о другом Иерусалиме и другой горе Фавор – на Соловецких островах?..

Во время похода на Югру Васька мог получить смертельную травму на горе Фавор острова Муксалма, один из её участков своими очертаниями похож на палестинский Фавор, но в гораздо меньшем масштабе – сорок метров над уровнем моря.

В исландских сагах Боси посещает около Новгорода некий остров Вергей («Волчий остров»), поросший лесом. Это мог быть Большой Соловецкий остров, на котором находилось множество волков, пока в 1429 году святитель Зосима не наложил на острова вечный пост и указал путь волкам: «…здесь место Святое!». Другое его название в сагах, вероятно, звучало как остров Висио за Холодной Свитьод на краю мира, где владычествовал волшебник ярл Вергилиус. Исландский певцы XII–XIII веков европейскую территорию Руси, в особенности Новгородчину, называли Великой Швецией (Свитьод). По одной и поздних саг – «Нита саге» XVI века, на этом острове было волшебное озеро с небольшим островом, а на нём некая посудина, полная воды, с волшебным камнем, вокруг которой росли волшебные яблони и травы. Это очень важные детали. Есть похожий остров на Соловках. Это самый большой остров на самом большом озере Большое Красное, опять же Большого Соловецкого озера. Сами острова испещрены каменными лабиринтами и древними мегалитами.

Здесь много прямоугольных дольменов (псевдомогил), также есть небольшие пирамиды и алтари из валунов. Последние именуются Сейидами и опираются на специальные камни-подставки в виде небольших ножек. По преданиям, это превратившиеся в камни люди, шведские воины или колдуны.

В 1597 году для защиты острова от шведов был построен острог, где находилось сто пятьдесят стрельцов и казаков, а в 1613–1615 годах в этих местах орудовали воровские казаки, которые разоряли набегами монастырские поморские волости. Ещё в былинах есть указание, что убила Ваську «сорочина долгополая» (сарацины), «чудь белоглазая» (финны), а живут они на Сорочинских горах в полуденных землях.

Не Урал ли? Раз существуют Соловецкие Палестины, то вполне возможны и Соловецкие «сарацины» – местное население побережья Белого, Баренцева и Карского моря. Именно здесь распространены легенды о «белоглазой чуди» и «белоглазых сихиртя». Конечно, убили его не они, но всё могло случиться во время похода за данью к ним. В результате гибели атамана или тяжёлого его ранения в период временной остановки на острове дружина могла спешно завершить поход и вернуться назад.

Былины не отражают исторической эпохи. Они представляют собой напластование исторических сюжетов и современных названий, наложенных друг на друга поколениями рассказчиков. Ведь и Соловецкие Палестины появились сравнительно позже, как и казачество.

Само место могло описываться уже другими названиями, привычными для современников. Да и гибель героя вполне могла быть именно такой, если сравнивать игры его дружины с похожими по опасности играми бурлаков в XVIII–XIX веках. Посвящаемые в бурлаки новички взбегали на гору под градом ударов лямками, а затем скатывались вниз (об этом мы подробно рассказывали в № 2. – Ред.). Так что наш герой вполне мог получить травму в буйных воинских играх. А потому друзья героя могли оповестить новгородцев, что Васька скончался по пути в Югру, ведь Великий Новгород понимался как город и как вся новгородская земля, включая Соловецкие острова. А вот где похоронен наш герой – на новгородском погосте или на Соловках, остаётся пока загадкой.

Андрей АЛЕКСАНДРОВ

Источник: «НиР» № 4, 2022


© 2022 Наука и религия | Создание сайта A.R.Studio